Чечня: особенности горского гостеприимства

Чечня: особенности горского гостеприимства

Прошло шесть лет с того дня, как официально закончилась последняя чеченская военная компания. Люди давно уже живут миром, строят дома, сажают деревья и растят детей, но в представлении остального человечества эта часть Кавказа все еще больше ассоциируется с опасностью, чем с гостеприимством. Жители Чеченской Республики очень переживают из-за того, что гости не спешат приезжать на их родную землю, так как устоявшиеся стереотипы все еще ассоциируют город Грозный с развалинами, а Аргунское ущелье с бандами боевиков. Стоит приехать в Чечню, чтобы убедиться не только в фантомности собственных устаревших представлений, но и в реальной красоте этого края, а так же в удивительном гостеприимстве людей, населяющих его.

Чеченское гостеприимство
Русское понятие о том, что «незваный гость хуже татарина» абсолютно не вписывается в горский менталитет. Чеченцы воспринимают любого гостя как посланца Всевышнего, поэтому всегда рады и готовы его принять. Как в далекие века, так и сегодня можно постучаться в каждый дом, будь то горный аул или квартира в центре Грозного, чтобы убедиться, насколько рады вновь прибывшему.

Чеченская пословица гласит: «Если придет в гости дурной человек – хорошо накорми его, а хорошего достаточно угостить, чем сможешь», это истина, но в глобальном понимании взаимоотношений между людьми. На самом деле испокон веков в горах не было принято спрашивать у путника даже имя, не говоря уже о его намерениях. Гостя принимали, кормили, выделяли ему самую лучшую комнату для постоя, и посетитель мог спокойно жить в доме три дня, пользуясь доброжелательством хозяев. Лишь спустя три дня, если путник не спешил покидать гостеприимный кров, глава семьи мог поинтересоваться некоторыми личными данными своего гостя.

Относительно того, что хорошего человека дозволяется накормить «чем сможешь», так же стоит отметить, что чеченские женщины всегда готовят трапезу с запасом, на тот случай, если в дом «неожиданно» забредет уставший странник или компания добрых друзей. Жизнь в горных районах Чечни никогда не была легкой, чтобы прокормить себя и свою семью людям приходилось прикладывать немало усилий, поэтому мясо среднестатистический горец мог позволить себе только в праздник. Однако если в доме появлялся гость, то ему отдавали все самое лучшее, что еще оставалось в закромах, включая сушеное мясо.

От небоскреба к небоскребу
Среди прочих достопримечательностей современной столицы Чеченской Республики, более всего поражает остров небоскребов – «Грозный Сити». На первый взгляд может показаться, что строить такие амбициозные высотки в городе, который еще совсем недавно был разрушен на 98%, не совсем оправдано, но так станут судить лишь люди плохо знакомые с чеченскими традициями. Дело в том, что история многих поколений этого народа была связана именно с вайнахскими башнями – средневековыми небоскребами.
Пожалуй, нет на территории республики такого района, где бы местный пейзаж не украшала «боевая» или «сторожевая» башня. Высотки из камня сооружали при каждом населенном пункте, а дальше они вырастали вдоль горных троп и торговых путей с регулярным постоянством на обозримых расстояниях. Все они входили в Великую сигнальную систему гор.

Сторожевые башни были основными элементами мобильной связи у предков современных чеченцев, именно из них посылали визуальные сигналы о приближении вражеских отрядов. Ночью с этой целью на вершине небоскреба зажигали огонь, а днем подпаливали мокрую солому и выпускали густой дымовой столб. Впрочем, у горцев существовала целая система знаков, с помощью которых они сообщали своим соседям совершенно разные известия. Совсем скоро напротив квартала «Грозный Сити» вырастет очередной небоскреб «Ахмад-Тауэр». Это будет многофункциональный комплекс высотой 400 метров. Примечательно, что по форме своей сооружение повторит очертания знаменитых вайнахских башен.

Мой дом – моя башня
Жить чеченцы так же предпочитали в башнях, но уже в «жилых». Они хоть и были значительно ниже оборонительных, но, как правило, имели не менее трех уровней.
Первый этаж такого дома предназначался для всяких хозяйственных нужд и хранилищ, иногда там держали мелкий скот или птицу. Большую часть дня хозяйки проводили в помещениях базового этажа, где готовили еду, занимались домашней работой и рукоделием. Там же вся семья собиралась во время трапезы.
Второй этаж башни служил ее обитателям спальней, где общее пространство делили на сектора при помощи плетеных перегородок, завешенных самодельными коврами

Пентхаус – третий этаж предназначался исключительно для гостей или кунаков. Его украшали самыми лучшими предметами мебели, типа нар или сундука, и дорогими аксессуарами. В любое время суток такая комната была готова к приему посланника Всевышнего – так было всегда, так остается и теперь. Даже современные дома чеченцы закладывают с учетом того, что самая лучшая комната в доме будет «кунацкая». Домашние башни, как и военные в немалой степени несли и оборонительную нагрузку. В случае если враги добирались до населенного пункта каждая семья укрывалась в собственном доме и могла вести долгую оборону.

Дело в том, что каждый этаж имел свой собственный, отдельных вход, куда вела приставная лестница, которая в случае необходимости быстро убиралась внутрь. Кроме того, входные проемы были настолько низкими, что заехать даже на первый этаж всаднику не было никакой возможности. Кроме того, спешенный враг должен был сильно пригнуться прежде, чем шагнуть за порог. Можно себе представить, что сразу за порогом, внутри помещения стоял защитник башни, вооруженный холодным оружием, чтобы отсечь голову согбенному врагу.

Благословение ласточкиного гнезда
Боевые вайнахские башни можно встретить по всей Чечне и в Ингушетии, а вот жилых башен осталось сравнительно немного. В XVII-XIX веках чеченцы стали перебираться в более приземленные жилища, иногда они перестраивали бывшие небоскребы под обычные дома-сакли, а иногда просто строили новые где-нибудь неподалеку от развалившегося дома предков.

Самое обидное, что достаточно много средневековых башен было разрушено уже в советское время, после того как в 1944 году чеченский народ подвергли массовой депортации в Среднюю Азию. Тогда с землей сравнивали целые деревни, так что даже после реабилитации в 1957 год изгнанникам некуда было вернуться. Однако, не смотря ни на что, чеченцы возвращались на свои исконные земли, строили новые дома и обращались к привычному укладу жизни. Одним из примеров такого возвращения стал музей под открытым небом, историко-архитектурный комплекс «Пакоч», воссозданный в 2010-2011 годах. В этнографической части комплекса можно увидеть старую фотографию, на которой изображена пожилая женщина у дверей жилой башни – это Хадшит – последняя жительница. Именно в ее доме теперь развернута основная экспозиция, посвященная истории быта чеченского народа «Пакоч». В 1957 году Хадшит с мужем Асхабом вернулась к родным камням после 13-ти лет депортационного изгнания. Они кое-как восстановили родовую башню и построили на реке Чанты-Эрек водяную мельницу, которая кормила весь аул. Рассказывают, что через их дом прошло чуть ли не половина депортированных чеченцев, которые возвращались домой, хозяева никому не отказывали и позволяли гостям жить столько, сколько было необходимо.

Сегодня комплекс «Пакоч» – памятник федерального значения, его основание датируют XIV-XVI веками, но местные исследователи считают, что история аула Итон-Кхала началась еще в XII веке. Согласно легенде, как-то раз одинокий путник по имени Итон остановился на ночлег в месте слияния рек Чанты-Аргун и Чанты-Эрк в Аргунском ущелье. Когда под утро он проснулся, то увидел, что не его посохе ласточка начала вить себе гнездо. Итон увидел в этом благоприятный знак того, что именно там стоит построить себе жилище. Так началась история селения Итона – Итон-Кхала. Сегодня в комплексе «Пакоч» восстановлена не только жилая башня, где жили Асхаб и Хадшит, там можно осмотреть еще несколько возрожденных жилых объектов, посетить мечеть, увидеть легендарную старую мельницу и даже залезть на сторожевую башню.

Возрождение вековых традиций
Это не единственный историко-этнографический комплекс в Чечне. В селении Урус-Мартан находится еще один известный музей под открытым небом «Донди-Юрт», который основал Адам Сатуев, за что Рамзан Кадыров присвоил ему звание «Почетный гражданин Чеченской Республики». По этому оазису этнографии и культуры можно долго бродить, постепенно постигая особенности быта и нравов чеченского народа. Примечательно, что практически все экспонаты можно брать в руки и испытывать на работоспособность. В августе 2014 года открыл двери еще один архитектурно-этнографический музей «Шира-Юрт», который расположен на окраине села Герменчук в Шалинском районе республики. На территории комплекса воссозданы различные типы жилищ, которые встречались на территории Чечни в разное время. Экспозиция музея интерактивная, так что посетители могут не только увидеть, как жили люди столетия назад, но и буквально окунуться в атмосферу былых времен.

Современные чеченцы, как и их предки, очень любят, когда к ним приезжают гости, особенно русские. Они согласны, что на какое-то время политика и войны отдалили наши народы друг от друга, но не на столько, чтобы забыть свою общую историю. В республике сегодня активно развивается туризм – открываются новые объекты, отрабатываются интересные маршруты, строятся гостиницы и готовятся молодые профессионалы. По оценке Федерального агентства по туризму Чеченская Республика в 2014 году вышла в лидеры по реализации Федеральной целевой программы внутреннего и въездного туризма.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.